gototopgototop
МАСЛОЖИРОВОЙ КОМПЛЕКС
ПОДПИСНОЙ ИНДЕКС - 91014
Для просмотра журнала 
в режиме On-Line
нажмите на обложку

 Архив изданий
Последний номер
ИНДЕКСЫ ЦЕН УКРАИНА
 
РЫНОК УКРАИНЫ
с 09.09.2013 по 13.09.2013
мониторинг ИА "Эксперт Агро"
 
 - изм. за неделю
 
Пшеница 3 кл., спрос
 1495 грн/т (EXW)
Пшеница фур., спрос
 1410 грн/т (EXW)
Ячмень фуражный, спрос
 1500 грн/т (EXW)
Кукуруза фуражная, спрос
 1010 грн/т (EXW)
Семена подсолнечника, спрос
 2860 грн/т (EXW)
Соя, спрос
 3620 грн/т (EXW)
Рапс прод., спрос
 3445 грн/т (EXW)
Мука в/с, предложение
 3105 грн/т (франко-склад)
Отруби пшеничные, предложение
 1100 грн/т (франко-склад)
Масло подсолнечное н/р, предложение
 8515 грн/т (франко-склад)
Шрот подсолнечника, предложение
 2645 грн/т (франко-склад)
Сахар, предложение
5740 грн/т (франко-склад)
 
Все цены внебиржевого рынка на всех базисах в сравнении за неделю, месяц, год:
Эксклюзивные цены:
ЦЕНЫ НА МИРОВЫХ БИРЖАХ
по состоянию на 13.09.2013
 
 - изм. за неделю
 
Кукуруза, СВОТ, США

 180,7 $/тонну

Пшеница, СВОТ, США

 235,71 $/тонну

Пшеница фур., Euronext

 242,05 $/тонну

Ячмень, FOB Руан

 238,03 $/тонну

Соя, СВОТ, США

 557 $/тонну

Соевый шрот, СВОТ, США

 490,09 $/тонну

Рапс, MATIF, Франция

 500 $/тонну

Подсолнечное маслоFOB Роттердам

 945 $/тонну

Рапсовое маслоFOB Роттердам

 984 $/тонну

Соевое маслоСВОТ, США

 933,44 $/тонну

Пальмовое масло сырое МDEX, Малайзия

 717,5 $/тонну

Сахар белыйEuronext

 492 $/тонну

Нефть, NYMEX, США

 107,42 $/barrel

Главная

 

Целью аграрной реформы в Украине должно быть освобождение фермера

 

Украинская деревня - не только кормилица, но и основа духовной культуры страны. Колыбель государства. Так считает Николай Стрижак - вице-президент Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Украины, который знает все про украинское село, а, следовательно, и украинский народ.

 

- Николай Иванович, в стране грядет очередная реформа - аграрная. Что это?

Начнем с того, что реформу, которую сделал Кучма, можно сравнить с той, которая произошла в 1861 году, когда произошла отмена крепостного права. Вот только на этот раз была совершена очень большая ошибка. В отличие от 1861 года. Землю все-таки нужно было продавать.

 

- Почему?

Это отсекло бы людей, которые не собирались на ней работать и которые теперь готовы ее продать за литр водки.

И если мы отменили крепостное право, то теперь нам нужна столыпинская реформа.

 

- А что же такого совершил Столыпин?

Он отсек 15% наиболее активного крестьянства, «искусив» их идеей создания собственных хозяйств. Эти крестьяне перешли жить на свои хутора. Причем привлекал их Столыпин как финансово, так и некоторыми дополнительными условиями. Петр Аркадьевич оказался единственным, кто смог прочитать душу украинского крестьянина и сыграл на этих струнах. И, кстати, удачно сыграл - через полтора года российская империя забыла о том, что такое голод.

Заслуга Столыпина состояла в том, что он хотел обеспечить продовольственную безопасность Российской империи. А параллельно произошло то, о чем он и не думал - возник мощный средний класс - зажиточное крестьянство.

Юг Российской империи был ему безмерно благодарен. Это жителям северной части империи, где основной доход шел от леса, в частности, от охоты, эта реформа была ни к чему. А вот для тех, кто жил в степи, для хлеборобов, она была жизненно необходима. Конечно, ради них все это и предпринималось. Чтобы они могли обеспечить хлебом страну.

Этот, возникший при Столыпине, мощный средний класс крестьянства моментально возродился уже после революции, в период НЭПа. Моментально.

Но, кроме того, Столыпин создал также класс крестьянства, помощью которых умело воспользовались большевики. Вы же помните, как это было? Большевики пообещали землю. Красное казачество и пошло воевать за землю.

Я расспрашивал стариков, которые все это пережили. Многие из них до 1928 года заработали большие деньги. Это обстоятельство и помогло им потом пережить наступившие тяжелые времена. Тем, конечно, кто успел убежать из села до наступления коллективизации, не зацепившись за эту землю.

И, что интересно, дети и внуки этих людей становились потом хорошими председателями колхозов. Я специально эту тему изучал. Оказывается, успешными председателями были те, кто не об урожае ради галочки и выполнении партийного задания в первую очередь думали, а о людях. С такими председателями колхозов людям очень хорошо жилось. Даже в самые трудные времена.

Но главное - это то, что Столыпин подтолкнул крестьянство к созданию частного производства, которое основывалось на своей собственной либо семейной рабочей силе. Без «эксплуатации» человека человеком. Это ведь был семейный «бизнес», как сейчас бы сказали, в котором работали только члены семьи. Так вот и получалось, что кулак беспощадно «эксплуатировал» сам себя, своих детей и свою семью.

Я спрашивал у стариков: «А как же вы тогда начинали?» Ведь первое время на этих хуторах была голая земля. И старики рассказывали, как они тогда действовали. Отсеялись - и сразу же построили дом для Ивана. Просапались - и сделали еще один дом, для Василия. Так и отстроились. Причем вначале жили вместе, постепенно в новые хатки расселяясь. А дома их намного более добротными оказались, чем были тогда в селах.

Кстати, любопытный момент. В тех деревнях, откуда ушли эти 15% активного крестьянства, первые годы голод был. Потому что оказалось, что оставшиеся там не могли сами себя обеспечить.

«Заманивал» Столыпин хлеборобов-украинцев куда хочешь. И в Уссурийский, и в Хабаровский край, и на Дальний Восток. Всюду они были, и долго были там хлеборобами. Кормили и западную, и восточную части Российской империи.

Механизмы столыпинской реформы сейчас используются во многих странах мира. Например, во Франции, Бельгии, Германии, Чехии, Польше, Японии... В каждой стране, конечно, по-своему. Но в целом, там в основе - столыпинская реформа...

 

- Почему же у нас никак не получается?

Потому, что нет политической воли это выполнить. А предложений множество. Есть и огромный опыт. Но пока у нас все движется не так, как нужно. По принципу: строим как будто бы дом, а начинаем с трубы или крыши... Не выбрав участка, не поставив фундамента, не выстроив стен...

 

- Тогда ваши рекомендации. С чего нужно начинать аграрную реформу?

Первое - поставить цель. То есть понять, чего мы хотим. Я сейчас буду рассуждать не как фермер, а как гражданин. Вот лично я, что бы хотел видеть в аграрной реформе? Все просто. Цель - продовольственная безопасность нашего украинского общества. Это то, с чего начинал Петр Аркадьевич Столыпин. Другой цели не должно быть.

Следующие вопросы такие. Кто будет исполнять продовольственную безопасность? В какой форме? Как задействовать этих людей? Какие гарантии, что выстроенная система будет работать?

Есть и другие вопросы, как будто бы не связанные с продовольственной безопасностью. Где эти люди будут жить? Какую культуру, веру будут исповедывать? Какими должны быть между ними отношения? Как защитить их самих и обеспечить защиту их интересов? Как защитить их имущество?

Вроде бы очень много вопросов. А решить их можно одним махом. Просто нужно иметь политическую волю захотеть их решить.

Представим себе такое. Я запланировал ремонт у себя в квартире. При этом понятия не имею, чего я хочу. Но у меня есть деньги и я хочу что-нибудь эдакое сделать. Что-то пока непонятное ни мне, никому другому. Вот так мы поступаем сейчас на уровне страны. Не зная, чего мы хотим и что для этого нужно, мы делаем аграрную реформу.

Я смотрю на нашего министра. Год назад и сейчас - это совсем разные министры. И вот год назад он говорил: эти высокоэффективные, высокообъемные, крупнотоварные хозяйства нас накормят... Что, прокормили?

Кто такие хозяева этих крупнотоварных хозяйств? Пока что во всем, что касается этих людей, у нас в стране присутствует только личная выгода. Какая выгода? Понятно, какая. Он что, в деревне живет? Нет. Может, в районном центре? Нет. Тогда, может быть, в областном центре? Нет. Он живет во Франции, в Ницце. И дает указания оттуда. Конечно, он будет защищать свой интерес. А какой у него интерес? Чистое обогащение. А в результате «высокоэффективного» и «крупнотоварного» хозяйствования уничтожено село - колыбель украинской нации.

А ведь чем отличается Франция от Украины? Селом. Сравните Париж и Киев... Еще чуть-чуть, и здесь будет то же самое. Еще немного, и утром горожанин проснется и будет думать: то ли я в Париже, то ли в Киеве, то ли в Манхеттене. Ни одного дерева скоро здесь не останется. Ни одного палисадника, ни одной лужайки, ни одной полянки. Мы же к этому идем. Но ведь Украина - это не Франция. Потому что деревней мы всегда будем отличаться. И это хорошо.

И вот если бы политик думал по-государственному, то он вот над чем бы задумался: «Через четыре года мне нужно будет избираться. А какой наиболее благодарный избиратель? Крестьянин. Ты ему немножко помоги, и он чистосердечно, без гречки, без ста или двухсот гривен будет за тебя голосовать. За того, кто дал ему немножко подышать на этом свете.

 

- Зачем же давят фермера?

Этого я вообще не понимаю. Когда-то один прокурор мне сказал: «Фермер несет золотые яйца». И это правда. Поэтому задача власти - брать эти золотые яйца и складывать в корзинку. Почему же вместо этого всячески пытаются задавить фермеров?

Вот создали мы налоговый кодекс, и теперь среди ночи «в гости» может «заглянуть» налоговая, когда ей этого захочется. А если ей захочется «заглянуть» к вам не один раз, а три?

Ни в какие законодательства, ни в какие механизмы нельзя закладывать того, что будет действовать против общества. Если есть такая возможность, обязательно найдутся люди, которые эту возможность используют.

За эти 22 года невоспитания, некультивирования чести, совести и достоинства утрачено многое. Его «величество зеленый доллар» диктует все, и за душой ничего не остается. Нивелируется даже само понятие «душа», и скоро мы вообще забудем, что это такое.

Нам говорят о крупнотоварных, высокоэффективных хозяйствам. Так ведь они же высокоэффективны только по отношению к украинскому фермеру. Потому что мы работаем в неравных условиях. Хотя нам и говорят, что в равных. Ведь у нас нет доступа к международному рынку зерна, нет доступа к кредитованию.

Когда обо мне говорят, что я «дворовая команда», а другое некое хозяйство - «высокоэффективное» и «крупнотоварное», понятно, что нас сразу же начинают по-разному оценивать. Когда же это хозяйство выходит на мировой рынок, то оказывается, что там для нас уровень вообще недостижимый. Это они здесь - герои, когда выступают против меня. А там, на Западе, у их конкурентов намного выше уровень.

Меня обдирают как липку. А «высокоэффективные» и «крупнотоварные» украинские хозяйства получают кредитование, им возвращают НДС... Тогда, может быть, посоревнуемся с фермерами французскими, немецкими?..

Что, они у нас в эффективности выигрывают? Нет. В урожайности? Нет. Тогда, может быть, они думают о продовольственной безопасности Украины? Нет.

Ситуация с гречкой показала, что ничего подобного не происходит. Недостача муки тоже о многом говорит. Где это видано, чтобы при огромном количестве зерна не хватало муки?

А все потому, что в приоритете у нас крупнотоварные хозяйства.

Сейчас жизнь заставила нашего министра подумать и посмотреть на фермера. Понять, что с этим «маленьким» можно о чем-то договориться. И что ему еще можно что-то и продиктовать. Он даже будет рад работать на взаимовыгодных условиях.

А крупнотоварным хозяйствам диктовать не удастся. Это они диктуют правительству, через министерство иностранных дел, через послов, через президентов. Диктуют нашему президенту. Диктуют нашему премьеру. Нашего министра вообще ни во что не ставят.

Нет гречки... Уважаемые, мы вырастили во главе с нашим министром, хорошо или плохо, при 95 тысячах тоннах потребностей 135 тысяч тонн гречки. Казалось бы, должно хватить?

А если гречка есть, но не хватает крупы, то это уже, извините, не к министру сельского хозяйства вопрос. Хотя сейчас и назвали министерство иначе - Министерством аграрной политики и продовольствия. Ну и что, что назвали так? Что, под это дали деньги?

А кто может закупить крупу гречневую и обеспечить школы, садики, больницы, армию... Кто может создать запас? Ясно - министр экономики, министр финансов. Это они должны были дальше в этом направлении думать.

А так нашего министра кто хочет, тот и топчет. Он уже, бедный, не знает, что на это и отвечать. Он ведь понимает, что свою работу сделал, а отвечать его заставляют за работу других министров. Совсем другие люди должны были об этом думать. Или сказать, что министр сельского хозяйства отвечает за полный цикл. Но тогда давайте министров экономики и финансов подчиним министру сельского хозяйства.

Я говорю «министру сельского хозяйства», а не аграрной политики и продовольствия, чтобы было более понятно, о чем идет речь. Потому что не все аграрии являются крестьянами.

Вот меня спрашивают о том, сколько должна стоить гречка. А я и отвечаю: «Не может в Украине гречка стоить по 16 гривен килограмм. Это раньше так было, а сейчас уже нет. Почему? Да потому, что в Белоруссии килограмм гречки (в пересчете на украинскую валюту) стоит 40 гривен, а в России 35-37 гривен. Если у нас будет по 16 гривен, то любой коммерсант закупит ее у нас по 16 гривен, потом продаст в Белоруссии или России и заработает хорошие деньги. Вы понимаете, к чему это приводит?

При нашей прозрачности границ мы иначе должны решать эту проблему. Да, украинское население мы можем обеспечить продовольствием. Но мы не можем обеспечить еще и Белоруссию, и Россию. А раз так, этот вопрос должны решать премьер-министры трех наших стран.

Да, у нас есть излишки зерна, а вот в России в этом году не хватает 10 миллионов тонн зерна... Продовольственного, о фуражном я уже и не говорю. Где они его могут взять? В Украине. Если так, то из наших продовольственных магазинов все исчезнет. Почему? Да потому, что у нас мука в два раза дешевле, чем в России. А если так произойдет, то опять с министра нашего начнут спрашивать.

Я не говорю о том, хороший он или плохой. Он - наш министр. И он выражает наши интересы. Я вижу, что он их уже выражает, потому что он говорит те вещи, которые и меня касаются.

При наших возможностях мы легко можем стать житницей и сможем обеспечить продуктами питания не только себя, но и наших соседей. А на этом еще и что-то заработать. И это не грех.

Именно так решал в свое время эту проблему и Петр Аркадьевич Столыпин,

Вот так я вижу аграрную реформу. Она должна решить главный вопрос. Все остальное должно быть устроено так, чтобы помогать украинскому крестьянину наиболее эффективно работать.

Ну и, конечно, весь процесс все равно необходимо контролировать и регулировать. Мы ведь уже поняли, что без этого толку не будет. Потому что живем не в замкнутом мире. Нужно учитывать и потребности своих соседей. Если же они будут полностью обеспечены, мы сможем и с другими странами торговлю вести.

Я вот тут недавно прочитал историю земледелия в Америке. Так там 40% земли находится в государственных руках. Имеются также государственные фермерские хозяйства. Но это - семейная ферма, где работают сын, отец, дед... Они эту ферму могут выкупить, а могут и не выкупать. Они знают, что в любом случае ферма будет по наследству передаваться. И как они работают?

Американское правительство дает на договорных условиях фермеру «боевое задание», и как минимум 30% продовольствия производится и сохраняется. Государство строит зернохранилища на этом фермерском хозяйстве. Фермер собрал, подсушил, подсортировал, сложил тут же все у себя, на государственный элеватор. А потом ему говорят, когда и куда все отгрузить. К нему приезжают, все забирают и за это платят. Мало того, еще платят за то, что он работал на этом государственном элеваторе и обслуживал это зерно, которое лежит в государственной «сокровищнице». Как это у нас раньше говорили, «в закромах родины».

Это же выгодно всем - ведь это рабочие места. Гарантированные рабочие места с наследованием.

Но если использовать такую схему у нас, то придется нашему правительству смотреть на украинского фермера точно также, как смотрят на своих фермеров американское, немецкое или французское правительства. Как на человека, который создал рабочее место для себя и своей семьи. Который не собирается переезжать в город, который не претендует на жилплощадь. Да, собственно, ни на что не претендует.

Да, конечно, он может приехать в город посмотреть местные достопримечательности, но после этого обязательно вернется назад. Потому, что именно там его дом.

Вы же видите, крестьяне больше привязаны к своим местам, и если его обеспечить всем необходимым, оттуда его уже не вытянешь. «Пуповина» не даст. Ведь это его маленькая родина, который впоследствии «притянет» не только его, но и его детей и внуков. А это уже потенциальные профессионалы.

 

- Фактически вы говорите о «династиях» землепашцев...

Ну, конечно! Еще такой момент. У меня есть сто гектаров земли. Я средневзвешенную цену налога заплатил 10 тысяч гривен. Так зачем ко мне приходить и что-то проверять? Если же я девять из положенных десяти заплатил, то, конечно, могут ко мне прийти или перезвонить и спросить: «А где еще одна тысяча?»

То есть, если система будет оставаться такой, какая она существует сейчас, то ничего путного у нас с этим не получится. Например, я должен заплатить десять тысяч. Но ведь я плачу 30 тысяч вместе со штрафами. Зачем же еще больше обкладывать?

Сейчас фермер на своем хозяйстве работает меньше, чем ходит по всем инстанциям. Три дня работает, а десять ходит по районному центру. Налоговая, соцстрах, пенсионный, пожарники, архитектура, экология, прокуратура, ОБОП... Все ищут что-то.

 

- Скажите, а единый налог может решить проблему?

Конечно! Но вы ведь понимаете, к чему приведет единый налог? Это превратится в кошмар для налоговой. Во-первых, нужно будет сразу сократить налоговиков наполовину. Там же один компьютер будет обслуживать весь район, поэтому и ходить будет незачем. Все же понятно: кто заплатил, а кто нет. Вот тебе гектары, вот тебе оплата, а вот тебе отсутствие оплаты.

У меня есть знакомый. Сам фермер, и хороший притом. Сын у него выучился в Кировограде на инженера-механика. Недавно приходит к нему сын и говорит: «Папа, я ходил в школу со своим соседом. Сосед учился на двойки и тройки. Сейчас работает в пожарной инспекции. Два года поработал - и как-то у него сам собой двухэтажный домик вырос. Хоть и не новенький, но беленький «опелек» появился. И в доме у него, как в Париже. Я, говорит, учился и работаю. Но не имею того, что он имеет. Поэтому, говорит, давай продадим все это наше фермерское хозяйство и устрой меня, папа, или в налоговую работать, или в пожарную, потому что они ничего не делают, а живут хорошо».

Вывод прост. Никогда у нас борьба с коррупцией не закончится, потому что нет политической воли ее завершить.

Конечно, высокопоставленные демагоги могут мне возразить, что все это неправда, что на самом деле я все придумал. И вообще, что подхожу совсем не с той стороны. Тогда ответьте мне: почему во Франции или Германии можно было совершить нормальную реформу, а у нас нельзя? Потому что у них коррупции нет. А мы в тройке лидеров по коррупции.

Неужели мы самая глупая нация? Или, может быть, неправильно думаем и неправильно поступаем?

Нужно поставить правильный диагноз обществу. Если мы его не поставим, то никогда нашу «болезнь» не вылечим.

Дойдет когда-нибудь и наше общество к пониманию того, что нужно заниматься не технологиями, а людьми. И еще. Не нужно ничего выдумывать, нужно только иметь политическую волю использовать уже имеющийся опыт. Например, опыт столыпинской реформы. 

 

Сергей Тышковец

 
«ЭКСПЕРТ АГРО» В СОЦСЕТЯХ
 
ВАЖНЫЕ СОБЫТИЯ
КОНФЕРЕНЦИИ
ХІV международная конференция
26-27 мая 2021 г.
г. Киев, Украина
 
V международная конференция
СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ СОЕВОЙ ИНДУСТРИИ
ноябрь 2021 г.
г. Киев, Украина
 
ВЫСТАВКИ
DEMO-зона в рамках конференции
НАШИ ПАРТНЕРЫ